Рейтинг@Mail.ru
САЙТ АНДРЕЯ ХАЧАТУРОВА

О БЕГЕ И НЕ ТОЛЬКО...

(путевые заметки ультрамарафонца)

Моя страница на

"ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ 24"
ЭЛЬТОН УЛЬТРА ТРЕЙЛ

«Вопросы и ответы 23» вызвали неожиданную для меня бурную реакцию и столь же активную полемику. Хочется остановиться на следующих комментариях. В них, считаю, есть хороший посыл к продолжению беседы…

Елена Громова: Мне интересна тема готовности к таким расстояниям. Ты раньше писал, что свою готовность определяешь интуитивно и опытным путем. Т.е. внутреннее желание взять эту дистанцию + уверенность, что пробежать можешь + месячные тренировочные объёмы + преодоленные дистанции (и количество стартов) + готовность испытать сильнейшие нагрузки и боль (готовность «умереть»). Мне интересно, с каких конкретных цифр уже можно пробовать выходить на 100 миль? Хотя бы приблизительно. Возможно ли назвать такие цифры?

Андрей Хачатуров: Если коротко. То о 100 милях можно серьёзно задумываться, попробовав 80-100 км. Но, тут тоже не всё так просто. Миля-миле рознь. Когда выходишь на суточный бег по ровному кругу и не отягощённый заспинной ношей это одни километры. А когда по неровностям и с рюкзаком - совсем иные. Поэтому повторюсь - выходить нужно, когда чувствуешь, что готов (морально) и подкреплён набранным запасом преодолённых километров....

Елена Громова: Андрей, вопрос «А для чего, собственно, мне это нужно?», - это про основные мотивы, приведшие на такую дистанцию?

ОТВЕЧАЮ

«Для чего, собственно, мне это нужно?», - один из главных вопросов, который возникает в голове каждого, вышедшего на длинный бег. Сразу оговорюсь, однозначного ответа на него нет, а потому попробую порассуждать, опираясь на собственный опыт и личные переживания…

В начале сверхмарафонской карьеры я, выходя на очередные сутки, не только задавал себе этот вопрос, но и практически на каждом старте давал страшную клятву «не бегать никогда вообще».

То, что эта мысль не эксклюзивна, доказывает запомнившийся смешной случай из «суточной» биографии. Как-то на московском стадионе «Октябрь», часов через 7-8 после начала бега, из толпы бегунов раздаётся громкий вопрос: «А не дурак ли я?!». Пауза, и тот же голос сам себе на всё поле отвечает: «Похоже не дурак, раз много тут таких же…».

Те, кто не может найти для себя внятный и убедительный ответ на такие «простые» вопросы, обычно сходят. Они прекращают борьбу, потому что: «Я устал как собака! Зачем мне гробиться тут, ведь жизнь на этом не заканчивается! А если лечь и не двигаться, ведь это так прекрасно!!! Вот сейчас я перестану бежать, и можно будет просто пить воду, просто есть, просто спать. Мне надоел этот кошмар!!! Мне больно, я не знаю - целы ли мои пальцы, похоже, у меня раздроблена вся внутренность коленки и я могу стать инвалидом…».

Если человек не способен бороться, значит, он не готов к этой дистанции. Если он не способен заглушить все эти «голоса», значит, он просто рано вышел на такие километры.

Да, у него за плечами немалые объёмы. Да, он уже воспринимает марафон не как подвиг, а как рядовую пробежку. Пусть не самую короткую, но рядовую… Этого не достаточно.

Мне недавно пришло в голову определение сверхмарафона как «взрослая дистанция».

Её нельзя взять нахрапом, наглостью, безумной храбростью или ещё каким синонимом псевдоподвига.

Она, как многоопытная, знающая себе цену дама, приманивает своим видом многих, но подпускает к себе далеко не всех. Она ценит не только силу, но ум, и рассудительность. А ещё, ей очень важно уважительное к себе отношение, но никак не пустой выпендрёжь…

Я часто повторяю фразу «Не бояться умереть». В том смысле, что если не боишься, значит, готов перейти на новый сверхмарафонский, а затем и ультра уровень.

Смысл определения скрыт в вечной борьбе с собственным организмом. Мы с ним давно скорее соперники, чем соратники. Он всячески сопротивляется очередным намерениям хозяина. Посылает в мозг сильнейшие болевые сигналы. Имитирует прединфарктное состояние. Даже сознание выключает… Он делает всё, чтобы прекратить пытку и снова зажить своей обычной спокойной жизнью.

Ему обидно! Ведь он уже давно привык к тому, что приходится все время бегать, тогда, как другие организмы ездят на машинах. Он привык залечивать надорванные связки и лопающиеся мышечные ткани. Он много к чему привык, но ему надоело в прямом смысле выживать, когда хозяин вновь ввергает его в очередной этап сверхнагрузок. Ему снова приходится включать все свои внутренние резервы, чтобы утолить неуёмное желание хозяина в очередной раз подвести его к той грани, за которой он не способен будет выжить…

«Надоели эти опыты!», - кричит организм, понимая, что крики его никому не слышны и он похож на рыбу, молча открывающую свой бессловесный рот…

Ну, а теперь к вопросу, с которого всё началось: «А для чего, собственно, мне это нужно?». Наверное, главное, что толкало меня долгие годы вперёд, это чувство протеста. Протеста вердикту, который 40 лет назад вынесли врачи, встретившие меня на первой военкоматовской комиссии. Нежелание жить неполноценной инвалидной жизнью породило чувство злости, а злость эта задала правильное направление.

Не скажу, что путь был прямым и ясным. Но злость давно уже позади, на смену ей пришло упорство, и оно постепенно привело к тому, где я оказался сейчас. Именно упорство, а ещё и вечное желание узнать что-то новое, привело сначала в марафон, потом в сутки и наконец, в многосутки, то есть настоящий ультрабег. Всё это с годами превратилось в соревнование с собственным организмом. Я ищу предел его возможностей – он пытается выжить. Я не помогаю ему чудесами фармакологии и новинками медтехники – он ищет способы самолечения, и находит. Пусть не сразу и не так быстро как с таблетками и «электрофорезами», зато сам. Значит, он совершенствуется!

Постепенно, все эти промежуточные этапы привели к простому и понятному определению процесса – теперь я просто люблю бегать. Чем дальше, тем больше. Через 20 лет после первого марафона завершился «предварительный этап» и началось более глубокое понимание бега. Понимание его философии. Начался тот самый «взрослый бег», о котором я уже говорил.

Да, сейчас модно «всё быстро и сразу». Эта мода и массовое желание стать в сжатые сроки «суперультрабегуном» родило на свет целое море «добрых людей», предлагающих подготовить к марафону за считанные недели, а к сотне за столь же считанные месяцы – только плати. Но дело в том, что длинный бег такая штука, которую невозможно купить за деньги. Здесь каждый метр твой и преодолеваешь его ты исключительно сам. Это не технические виды, где многое зависит от величины бюджета, а значит, способности приобрести более совершенный инвентарь.

Именно поэтому очень важно понять для чего тебе это нужно. Если из желания получить свою порцию славы, тогда лучше вовремя остановиться, потому как есть иные, менее безболезненные пути. Настоящий длинный бег, тот, который «философия», далёк от бега ради «взобраться на подиум». Здесь иные ценности. Здесь бегут не ради финиша, а ради самой дистанции. Здесь не борются с соперниками, а преодолевают себя. Здесь вообще нет соперников, есть только соратники, проходящие столь же жёсткое испытание. И если они пришли к финишу раньше вас, значит, они не побоялись подвергнуть себя бОльшим мучениям. Либо просто лучше готовы. Либо более грамотно разложили дистанцию. Либо… Но, не в коем случае не потому, что «они легче воспринимают холод, жару или ещё что-то». Терпеть не могу всяких постфинишных басен на тему: «Я бы тоже так смог, если бы…», а потом ещё и наглости «правильных» рассуждений, точнее суждений о длинном беге.

В нашем деле нет теоретиков, есть практики, имеющие право говорить о том, что пережили сами. Теории здесь не работают. Планы здесь рушатся. Легкомысленность жёстко пресекается… Это правда. Остальное – от лукавого…

Так что вопрос: «А для чего, собственно, мне это нужно?», - задать себе стоит. И потом решить – какие именно километры вам нужны. Какой протяжённости именно ваш «марафон». Тот, который именно вы способны сегодня преодолеть. Потому что бежать его вам лично. Каждый метр…

Но, ответить на такой, совсем не простой и очень многослойный вопрос, можно только по прошествии времени. Времени, проведённого один на один с бегом… Только оно все расставит по своим местам. Или не расставит.... Тогда нужно просто уйти и поискать себе иное применение.

И ещё. Следует помнить, что любая дистанция способна сломать того, кто на неё вышел раньше положенного срока. Ломаются даже те, кто преодолел. А потом навсегда уходят из бега…

Это я не с целью напугать. Просто длинный бег дело более чем серьёзное, и об этом должен помнить каждый, кто решился пройти испытание Трассой.

На фотографии несколько этапов десятисуточного ультра в Нью Йорке. Посмотрите, что осталось от меня на финише, а потом попробуйте убедительно доказать, что я вышел на Трассу и пробежал тысячу километров ради этого кубка и места, которое он подтверждает…

До Эльтона 41 день...

questions

 

Андрей Хачатуров

Комментарии ()

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru