Рейтинг@Mail.ru
САЙТ АНДРЕЯ ХАЧАТУРОВА

О БЕГЕ И НЕ ТОЛЬКО...

(путевые заметки ультрамарафонца)

Моя страница на

"ЗДЕСЬ ПРЯТАЛИ ВОЖДЯ… А МЫ БЕЖАЛИ"
Питер-Выборг май 2004
ПИСЬМЕЦО В КОНВЕРТЕ

Как-то вечером распечатал конверт с незнакомым обратным адресом…«Уважаемый Андрей Хачатуров. Сообщаем, что Санкт-Петербургский клуб любителей бега «Спартак» проводит традиционный 36-й сверхмарафон «Санкт-Петербург – Выборг», в котором в своё время принимали участие марафонцы из 150 городов СССР. В этом году мы могли бы пригласить Вас…».

Далее подробности трёхдневного забега на 160 с небольшим километров. Первая мысль – заманчиво… К своей ежедневной «двадцатке» привык как к рейсовому автобусу. А вот 50-60, да ещё три дня подряд – достаточно хороший тест на слабые места в организме. Значит, звоню в Питер: «Ждите, еду».

СОМНЕВАЮСЬ Я, ОДНАКО

Уже билет в кармане и сумка наготове, а где-то глубоко в душе шевелится червь сомнения. Нет, не километры страшат, а явная идеологическая подоплёка… Старт возле памятника Ленину на площади у Финляндского. Все промежуточные финиши упираются в постаменты с тем же героем. Да и окончание пробега – снова с ним.

Несмотря на то, что три четверти прожитых лет попали на период «развитого социализма», фанатом зачинателя этой идеологии не был никогда. Можно даже сказать – активно наоборот. А вдруг втянут в какую-нибудь пропагандистскую акцию, и станешь, сам того не ведая, провозвестником «неумирающих идей».

Но желание побегать в удовольствие и места доселе неизвестные посмотреть оказалось сильнее «политсомнений». В крайнем случае – обратная дорога всегда открыта.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
ВЫБОРГСКАЯ СТОРОНА

Шесть утра. Пронизывающий невский ветер. У памятника, естественно, никого. Старт в 9.30. финляндский вокзал практически пуст и достаточно скучен. Отсюда только пригородные электрички. Зато зал ожидания свободен. Но бомжами несёт… Посидел, «принюхался» – не мёрзнуть же на ветру. Ведь сегодня ещё и бежать надо – почти 54 километра. Главная задача – не уснуть, а то стартуют без меня.

Очередной проситель «войти в положение», что в переводе значит «денег дай!», достал окончательно. Перемещаюсь в кассовый зал, вдыхаю свежий воздух, удивляюсь переменам. Народу – не протолкнуться. Холодное, но солнечное субботнее утро гонит питерцев подальше от любимого в будни города.

Снова иду к Ленину. Наконец-то… Сначала разновозрастный народ с сумками и спортивно-бодрым видом. Затем и обещанный «Икарус» сопровождения. Выкрики о скором старте.

«Бронирую» место. Переоблачаюсь в подобающий бегу вид и дополняю его выданной футболкой. Они не у всех, лишь у тех двадцати, что заявлены на полную дистанцию сверхмарафона. Остальным футболки не положены, а вот флажков красных предостаточно…

Нестройными замёрзшими рядами двигаем ближе к памятнику. Рядом с нами радостно-возбуждённые лица представителей от КПРФ. Член бюро, обутая по такому случаю в кроссовки, наставляет нас на нелёгкий путь пылкой проникновенной речью. Розданные гвоздики ложатся под ноги вождя. Старт!

Впереди – взвывающая сиреной машина ГАИ. Позади «футболочной двадцатки» – группа сопровождения из желающих слегка поразмяться. Двигаем по первому этапу до следующего памятника на Сердобольской. Короткая остановка. Быстрое цветовозложение. Дальше уже «чистым» составом к выходу из города и далее, до посёлка Парголово. Это будут наши первые 18 километров…

ВПЕРЁД, К ШАЛАШУ

В Парголове опять встреча. Снова «Он».

Глава местной администрации дарит коробку конфет. Прощаемся и – вперёд, к шалашу. На сей раз автобусом.

Тёплая встреча с колоритным директором музея. Он в перепоясанной ремнём телогрейке, окружённый весёлыми бабушками. Оказывается, мы подъехали к финалу «ленинского коммунистического». Времени в обрез. Двигаем к «истокам». Шалаш монолитно-гранитный. Никакими веками не прошибёшь. Неподалёку «кабинет вождя» - два разновеликих пенька. Здесь ложились на бумагу глобальные мечты о будущем. И не только России.

Узнаём, что место тайного стойбища у кромки воды рукотворного озера выбрано не случайно. До финской границы рукой подать. Она (была) сразу за Сестрорецком, расположенным на противоположном берегу. А в самом городе (была) хорошо экипированная оружием местного завода рабочая дружина.

Вождь в шалаше не скучал. Он, оказывается, провёл здесь месяц вместе с товарищем Зиновьевым, о чём раньше «политкорректная» история умалчивала…

В «лучшие» времена музей встречал до полумиллиона человек в год. Теперь 400-500 (не тысяч) в месяц. Директор поставлен на должность совсем недавно и весело-оптимистично уничтожает следы запустения, попутно воюя с хозяевами «крутых» иномарок, прорывающимися сюда на пикник. Нормальный такой, не зашоренный хранитель истории.

СЕСТРОРЕЦК

Отпускаем автобус и своим ходом в Сестрорецк. Через десять километров нас ждут баня, обед и короткий отдых в щкольном спортзале.. Баня классная. Обед шикарный. Маты в зале мягкие. И вообще городок чистенький, и достаточно привлекательный. Но разлёживаться некогда. До ночёвки в Зеленогорске почти 30 километров, а время уже шестой час вечера.

Первые километры пролегли по очень автомобиленапряжённому Выборгскому шоссе. Затем свернули на самый красивый участок сверхмарафона – Приморскую трассу. Слева – Финский залив с огромными льдинами. Прямо к воде жмутся кафе, окружённые множеством машин – гуляет народ. Справа виллы…

Лазурный берег Франции, похоже, может противопоставить местной роскоши лишь более мягкие погодные условия. Хотя здесь, на Карельском перешейке, свой микроклимат, потому и считается эта красота курортной зоной. Чем ближе к Зеленогорску, тем курортнее. А судя по размаху строительства – народ в Питере не бедный живёт. Подмосковные дворцы проигрывают размерами, плюс – вид на море.

Понимаю, почему Скляр «на недельку до второго» хотел именно в Комарово. Хорошее место.

ЗЕЛЕНОГОРСК

В Зеленогорске оказались лишь около девяти. Со всеми «перекурами» получилась почти 12-часовая дорога. Сразу к Ленину. Бабушек нет. Фотографируемся и в баню. Местные ребята в парилке как узнали, что не только питерские бегут, тут же подарили можжевеловый веник: «Парься, братан, и расскажи у себя, какая в Зеленогорске баня». Рассказываю – шикарная. Русская парная, финская сауна, бассейн, душ и обычные банные шайки – всё «в одном флаконе» и по «единому проездному». Ночлег – на прибрежной базе отдыха. Заняли командой двухэтажную дощатую «дачу». Так как время уже позднее – с едой решили не мудрить. По бутерброду с колбасой, конфетке и маленькому кусочку бисквита. Сверху – кружка чая. Ужин сверхмарафонца после пятидесяти с небольшим километров…

Всё. Пора спать. Завтра 57, в три этапа. Последний – «тридцатка».

СОБАКА

От Сестрорецка до самого Зеленогорска нас провожал большой чёрный полуторагодовалый пёс. Не просто провожал – пас. Следил за скоростным режимом. Пригонял тех, кто отбившись от группы пытался бежать по другой стороне дороги. Иногда строжил лаем слишком близко проезжающие машины.

ДИСЦИПЛИНА

Один из приглашённых решил бежать отдельно от всех. Призывные крики вернуться в группу действия не возымели, и на финише, в Зеленогорске, разгорелся жуткий скандал: «Не нравится – иди на электричку! У нас свои порядки, свои традиции!!!». Кое-как инцидент удалось замять и больше подобное уже не повторялось.

СОБАКА

Так хотелось чем-нибудь отблагодарить весёлого пса. Но не успели, потому как он был неожиданно-позорно изгнан из коллектива камнями.

Длительный бег – штука серьёзная. Усталость превращает некоторых людей в настоящих зверей. Обидно и стыдно на такие вещи смотреть. Но пёс – молодец. Духом не упал. Пошёл провожать на электричку бегуна, который решился лишь на один дневной этап. Но осадок в душе остался…

ДЕНЬ ВТОРОЙ
ЗЕЛЕНОГОРСК

Лёгкий завтрак и – в путь. В лучах утреннего солнца рассматриваю город повнимательнее. Маленький, ухоженный, холмистый. Шикарный, стройный, буквально рвущийся в небо православный храм. Неподалёку – лютеранская кирха. Их было на перешейке четыре десятка, осталось шесть штук…

ЯЛКАЛА

Вспомнил, что мы по бывшей Финляндии бежим. Вообще-то похоже. Дорога хорошая. Вокруг по-европейски чисто. Первые 14 километров привели в Ялкалу. Это музей-заповедник в посёлке Ильичёво. Музей финский, рассказывающий об истории края. И ещё – тут неподалёку умер Плеханов, от туберкулёза. Его тело долгое время пролежало поблизости, в природном леднике, пока шли разбирательства, где хоронить. А напротив музея, под мощным навесом – скромный домик. Опять ЕГО следы…

Здесь скрытно перекочевавшего из шалаша вождя в течение нескольких дней принимала супруга его же телохранителя. Я не ёрничаю. Музейный работник так и сказал: «Владимир Ильич жил в доме жены своего телохранителя». Кого в это время охранял муж – история скромно умалчивает…

В Ялкале сверхмарафон встречают ежегодно, и все знают, что кроме экскурсии всегда будет чай и вкусное печенье. За чаем и рассказом можно через стеклянную стену внимательно рассмотреть стоящих в лесных сугробах идолов. Их много, и они довольно привлекательны.

Пора в путь. Впереди ещё 12 километров до дневного отдыха. Позади осталась встреча с очередными хорошими людьми – скромными хранителями истории родного края.

СТАРОЕ ВЫБОРГСКОЕ ШОССЕ

Уже второй день Карельский перешеек радует нас прекрасной солнечной погодой. Несмотря на небольшие градусы и достаточно холодный ветер, бежать тепло. Очень контрастно смотрятся снежные сугробы, лежащие на обочинах.

Местность становится всё более холмистой, похожей на дорогу в Сергиев Посад. Периодически открываются просторы на много километров вокруг. Машины уже не отвлекают, их почти нет. Методичному бегу способствуют разговоры. Общаемся, ближе знакомясь друг с другом.

ПЕРВОМАЙСКОЕ

Финиш этапа посреди посёлка. Обед в придорожном кафе. Короткий отдых в спортзале, что расположился на вершине холма. Тонких поролоновых ковриков на всех не хватает. Приходится укладываться поперёк. Ноги на полу, но нам всё равно. Главное – покой.

СНОВА ДОРОГА

Спустились с холма. Сумки – в автобус. Вперёд…

Последний сегодняшний этап – «тридцатка». Всё по тому же старому Выборгскому шоссе. Всё дальше вглубь бывших финских территорий. Всё чаще попадаются машины с горными лыжами на крыше. Дорога извилиста, плюс вверх-вниз. Не заскучаешь.

А впереди, после пятидесяти сегодняшних километров, небольшое «развлечение», которое все с нетерпением ждут. Финишная «пятёрка» соревновательная – на скорость. Я этим показателем похвастаться не могу, но отчего не побороться. Главное – не увлекаться. Ведь два дня в пути, больше ста километров отмерено. И завтрашний этап никто не отменял. Стоит переоценить силы и конец пробегу. Задача…

ПЯТЁРКА

Остановились на «попить» и избавится от груза лишней одежды. Рванули! На многое не рассчитываю. Вперёд гонит мысль – чем скорее пробегу, тем скорее наступит отдых. Пришёл третьим. Хоть и мала победа, но всё равно приятно.

КРАСНОСЕЛЬСКОЕ

Кучкуемся возле бани. После скоростной встряски на ветру довольно холодно, а дверь на замке. Вокруг, ругаясь и стуча во все окна, бегают два представителя местного руководства. Внутри «забаррикадировалась» то ли Люся, то ли Дуся. Она устала нас ждать и увлеклась собственным мытьём. Наконец слышится: «Иду!!!». В дверном проёме появляется улыбающееся распаренное Люси-Дусино лицо: «Заходите, ребята! Извините, там не слышно ничего».

Моемся и в автобус. До отдыха 55 километров обратного пути. Ночевать будем в знакомом уже месте. У самой кромки Финского залива. Пока едем по отмеренному за день ногами пути, в который уже раз убеждаюсь, что мозг отказывается понимать: «И как эти километры можно ПРОБЕЖАТЬ?!».

СНОВА ЗЕЛЕНОГОРСК

В этот раз ужин решили не отменять. Гречка с тушёнкой. Бутерброд. Чай. Здоровый сон…

Ярко-солнечно-холодное утро последнего дня сверхмарафона. Макароны со сгущёнкой. Бутерброд почему-то «не лезет». Зато чай – с удовольствием. Вещи в автобус и снова в Красносельское…

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Вернулись к месту вчерашнего финиша. Но старт не сразу. Сначала встреча с учащимися местной школы. Это такая же традиция, как и сам пробег. После линейки все желающие проводят нас несколько километров…

Сегодня два заключительных этапа. Первый – 26 километров. Останавливаемся возле одинокого дачного домика. Занимаем частную территорию – отдохнуть и пообедать.

ПОСЛЕДНИЙ ОБЕД

Более чем скромное меню. Бутерброд с колбасой, большой кусок хлеба, посыпанный сухой приправой. Банка лосося в собственном соку – на троих. Чай… Много солнца. Отдых на траве. В пяти метрах снежные сугробы. Рядом мини-озерца красно-жёлтой болотной воды… Чистая природа.

Подъезжает «КАМАЗ». Молодой «водила»: «Мужики! Где хозяин? Песок купит?». Не поняв, чем вызван наш хохот, хлопает дверью и уезжает. Судя по всему нас трудно отличить от «батраков»-строителей…

ПОПУТЧИКИ

Многим уже «за»… И даже шестьдесят. Многие начали бегать, чтобы побороть недуг. Нет, не от бутылки сбежали. От травм, от болезней, от инвалидности. Вопреки приговору врачей. Через собственное «не могу», «не хочу», «лень», «больно» и прочее… Сначала слегка «шевелились», затем стали сверхмарафонцами. За плечами тысячи километров пробегов по России и за её границами, и прекрасный мир, для многих совершенно непонятный, потому как об этом практически невозможно рассказать. Это можно только почувствовать…

Они – настоящие фанаты. Но в отличие от футбольных – их никто не знает. О них не пишут, их не показывают в выпусках новостей. Они фанаты не ради рисовки, исключительно ради любимого увлечения. Иногда ради него они даже меняют место работы, чтобы она была совместима с бегом. Отпуска «гробят» на «многодневки». На это же уходят все свободные средства, которые, увы, «свободными» можно назвать лишь с очень большой натяжкой…

ПОСЛЕДНИЙ ЭТАП

Всё. Впереди последняя четверть сотни. Скоро распрощаемся со спокойным старым Выборгским шоссе и выйдем на автобан, который все называют «Скандинавия». Встречи с ним ждём с опаской. В прошлые годы был случай, когда гаишника сняли бегунов с трассы, заставив ехать последнюю «десятку» на автобусе: «Здесь нет места пешеходам!». На этот раз всё обошлось…

С каждым километром наваливается не усталость, а горечь осознания того, что праздник заканчивается. Дорожная развязка «Выборг – 5 км. Хельсинки – 243». Честно говоря, хотелось, не сворачивая, в Хельсинки. И не потому, что заграница, а потому, что 243… Но нам, увы, налево и всего 5.

ВЫБОРГ

На въезде пост ГАИ, и нас уже ждёт персональная машина сопровождения. Правда, надолго её не хватило. Закипел движок, и пока не подоспела подмена, бежали одинокой колонной, «раздвигая» попутное движение лишь осознанием того, что «имеем право». Город поначалу совершенно не впечатлил. Разбитые дороги, безликие пятиэтажки. И где, спрашивается, Выборг?! Тот, который, «второй город Финляндии»? Но, добежали и до него. Центр оказался совершенно староевропейским. А финишировали на красивейшей Красной площади. Она поменьше столичной, но брусчатка такая же. Даже Ленин здесь какой-то высокохудожественный. Не дежурный вариант установили, а свой, эксклюзивный.

Всё. Праздник закончился. Осталась лишь дорога домой и приятные воспоминания….

ВОКЗАЛЫ

Ленинградский в Москве и Московский в Питере отличаются не только местом «прописки». На каждом из них вынужденно провёл по несколько часов в ожидании поезда – и если в Москве постоянно интересовались, не нужна ли мне девушка, то в Питере на каждом шагу слышишь: «Мужчина, денег дай!». Вот такая разница…

Андрей ХАЧАТУРОВ
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru